виртуальные блогеры ломают психику новых поколений

Западные СМИ бьют тревогу: виртуальные блогеры ломают психику новых поколений

Один из самых медийных и известных в профессиональном плане психологов Великобритании, «посол» некоммерческой организации Internet Matters, Линда Пападопулос подвигла прессу к довольно громкому разговору о влиянии виртуальных инфлюенсеров на неокрепшую психику детей и подростков.


Британские издания разразились сообщениями о том, что компании, стоящие за несуществующими «блогерами», участвуют в создании некоей обманчивой дополненной реальности, в которой действительно существующее переплетается с виртуальным. Эта деятельность самым прямым образом связана с маркетингом и, по мнению многих психологов и журналистов, угрожает психическому здоровью детей.


Примером маркетинговой «дополненной реальности» можно считать рекламный ролик Calvin Klein, выпущенный в мае 2019 года. Он называется «Белла Хадид и Lil Miquela становятся сюрреальными». В нем реальная существующая супермодель целуется с виртуальной девушкой Lil Miquela:




По ходу ролика проговаривается текст: «Жизнь – это про открывание дверей. Создавая новые мечты, о которых ты и не думал, что они возможны».

Линда Пападопулос заявила журналистам: «Виртуальный инфлюенсер позволяет брендам и корпорациям публиковать посты (в соцсетях – прим. редакции) с изображениями идеальных юношей и девушек… Это потенциально позволяет бизнесу легко манипулировать молодежью с использованием метрик для создания наиболее выгодной в маркетинговом смысле серии картинок…»

Организация Internet Matters занимается разъяснением британским родителям новых угроз, которые год от года появляются в Сети. А также обучением детей и подростков цифровой грамотности и безопасному поведению в интернете. Эту НКО поддерживают крупные национальные и глобальные компании – например, Virgin, Sky, Google и BBC. Организация имеет заметный вес в глазах британской публики.


Представители Internet Matters обращают внимание на то, что виртуальные инфлюенсеры хоть и «заявляют» иногда в соцсетях, что они «роботы», но «ведут» себя, словно живые люди.


Создателей «сюрреальных блогеров» наделяют их человеческими чертами. Например, та же Lil Miquela (детище компании Brud из Лос-Анжедеса, США) является «певицей» и «моделью». У нее якобы есть некие «отношения» с другим виртуальным блогером Blawko (145 000 подписчиков в Instagram).

Вот как Blawko рекламирует крем от бренда Glossier:


В подписи к фото: «Мой врач сказал мне попробовать новые средства»


А вот так изображена собственно проблема, которую должны решить «новые средства»


Очевидно, что у цифровой картинки не может быть проблем с кожей, а также врача. Однако выглядит все это почти естественным.

Виртуальный блогер Blawko занимается в жизни тем, что «катается» на скейтборде, «играет» в баскетбол, «пьет» пивко и тусуется со знаменитостями. Как он на всю эту беззаботную жизнь «зарабатывает», конечно, не сообщается.

Виртуальные инфлюенсеры уже успели поучаствовать в продвижении таких брендов, как: Spotify, Absolut Vodka, Glossier, Calvin Klein, Fendi и других. Несуществующая в реале «певица» Bermudaisbae (175 000 подписчиков в Instagram) была замечена в агитации за Трампа во время президентских выборов в США.

«Ведут» себя сюрреалистические блогеры в соцсетях, будто совершенно реальные люди (правда, с замашками звезд). Например, Лил Микела может довольно человечно «написать»: «У меня есть список музыки в Spotify, которую я слушаю, но помимо него я действительно увлекаюсь Skee Mask и Ниной Кравиц. На днях я нашла крутой ремикс на ту новую песню Lizzo, которая мне очень нравится. И да, новые песни Billie Eilish и Slayyyter тоже у меня на повторе».


Но ведь цифровая картинка не может слушать музыку.


У Лил Микелы «отношения» с Blawko, однако у того в статусе в Instagram написано «Вот почему я всегда один». К тому же Микела позволяет себе целоваться с Беллой Хадид.

Все виртуальные звезды либо «певцы», либо вообще непонятно кто. Над легендами о том, как они могут вести свой беззаботный потребительский образ жизни, их создатели не заморачиваются.

Все это выглядит, как запутанная и амбивалентная в ценностном отношении каша. Меж тем, понимание детьми и подростками разницы между реальностью и новой «дополненной реальностью», как говорят психологи, не такая уж твердая штука.


Линда Пападопулос заявляет: «Эта переходная вещь может быть очень сложной для детей. Ребенку нужны образцы для подражания, но данные образцы для подражания создаются маркетологами. Они не настоящие и не создают ничего, кроме привлечения внимания. Они привлекают внимание и для чего? Не для обучения и расширения возможностей. Виртуальные знаменитости здесь для того, чтобы вовлекать, и им удается это, но они заставляют нас чувствовать страх, злость и неуверенность.

Главное, что мы можем сделать для наших детей – это научить их критически мыслить, спрашивать себя: «Влияет ли на меня человек или некая группа людей? И зачем?»


Питер Фонаги, исполнительный директор лондонского Центра детского психического здоровья имени Анны Фрейд сообщил прессе, что виртуальные авторитеты имитируют глубокие человеческие психические процессы с помощью компьютерной техники. И эта имитация вызывает доверие. Фонаги считает, что за виртуальными блогерами стоит искусственный интеллект. В этом он несколько заблуждается. Тем не менее то, что за ними на самом деле стоят люди, не отменяет проблемы. Питер говорит:

«…Можно запрограммировать ИИ так, чтобы оптимальное количество людей почувствовало, что его голосу можно доверять… Я не пытаюсь создать моральную панику, но важно, чтобы мы знали, что компьютеры могут имитировать некоторые важные аспекты работы человеческого мозга, чтобы мочь это распознать.

Существуют некоторые виртуальные «авторитеты», которые не сообщают, что они нереальны, и я нахожу это довольно тревожным. Если вам нравится чей-то аккаунт, и вы следите за ним, но не знаете, кто за этим стоит, то вы можете следовать за кем-то, у кого совершенно отличные от ваших взгляды. Крайне тревожно, когда цифровые аккаунты имеют политические предпочтения…»

В действительности некоторую моральную панику Питер Фонаги вполне поднимает. ИИ и виртуальные блогеры – это пока не одно и то же. Однако цифровая «личность» с политическими взглядами – безусловно нелепое и небезопасное явление.

В самой Великобритании есть своя «ферма» виртуальных блогеров. Ее владелец – бывший модный фотограф Кэмерон-Джеймс Уилсон. Его «цифровые люди» уже поучаствовали в рекламе автомобилей Smart, одежды Ellesse и KFC.


Нереальные детища британского фотографа


В сентябре 2018 года австралийский Vogue устроил коллаборацию с Tiffany и Уилсоном. Его ультрареалистичная цифровая супермодель Shudu удачно порекламировала ювелирные изделия из коллекции Paper Flowers:


Результат коллаборации


Автор модели изволит шутить, что у нее текстура кожи подробнее, чем у обычного реального человека из типичного аккаунта в Instagram. Уилсона, по его собственному утверждению, занимает мысль «Что реально? Где мы проводим грань между фантазией и реальностью?»

Взрослый фотограф вполне имеет право заниматься своим искусством и зарабатывать на этом, но встревоженные психологи в чем-то правы. Образы виртуальных инфлюенсеров могут сильно повлиять на восприятие реальности подростками.


Во-первых, виртуальные знаменитости задают нереалистичные стандарты телесной красоты. А во-вторых, нереалистичные стандарты уровня и образа жизни. Многие дети и подростки, глядя не сюрреальных инфлюенсеров, вполне могут решить, что главное – это стать суперкрасивыми, иметь побольше подписчиков в соцсетях, и жизнь волшебным образом будет складываться хорошо. То есть, девочки непременно будут ходить в драгоценностях от Tiffany, а мальчики – кататься на дорогих тачках.


А вот откуда все это у них возьмется – об этом маркетологи детям почему-то не рассказывают.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Marketing-Land.ru